21 июля 2019, воскресенье
СЕЙЧАС В ПЕТЕРБУРГЕ
+15.1 °C
Ветер: западный
Скорость ветра: 1-2 м/с
Давление: 762,0 мм рт.ст.
Влажность: 91%
по данным м/с Санкт-Петербург за 21.07.2019 3 МСК

Михаил Александрович Рыкачев – генерал и академик (к 175-летию со дня рождения)

Михаил Александрович Рыкачев родился 24 декабря 1840 г. (5 января 1841 г.) в усадьбе Николаевское Андреевской волости Романово – Борисоглебского уезда Ярославской губернии в старинной дворянской семье, где было 12 детей. Отец – отставной офицер флота, участник знаменитого Наваринского сражения – всех семерых сыновей записал кандидатами в Морской корпус. Михаил стал кандидатом в возрасте восьми лет, а 10 лет спустя окончил Морской корпус с отличием, стал мичманом и в 1860-1862 гг. совершил плавание на фрегате «Олег», которое проходило по Балтийскому, Северному и Средиземному морям.

«Гринвичский» путь в науку

В октябре 1862 г., успешно выдержав приемный экзамен, Рыкачев был зачислен на гидрографическое отделение Академического курса морских наук, где лекции по метеорологии и гидрологии читал академик Л.И. Шренк, а по астрономии – академик А.Н. Савич. В конце 1864 г. Рыкачев «первым по списку» окончил обучение (его имя было занесено на мраморную доску) и первым из выпускников Академического курса получил право на годичную заграничную командировку с научной целью, где и находился в 1865-1866 гг.

В Англии лейтенант Рыкачев большую часть времени провел в Гринвичской обсерватории, где его наставниками были королевский астроном Дж. Эри и метеоролог Дж. Глешер. В конце ноября 1865 г. в Вуличе, он наблюдал за одним из полетов Глешера на воздушном шаре, выполнявшемся с научной целью. Этот полет произвел на Рыкачева неизгладимое впечатление и повлиял на его дальнейшие научные занятия.

Затем он побывал в обсерваториях других европейских стран – Франции, Германии, Бельгии, Голландии, России, Финляндии, Швеции, Норвегии и Дании. В 1867 г. в трудах Лондонского Метеорологического общества были опубликованы первые научные работы Рыкачева, посвященные сравнению барометров и термометров, посещенных им обсерваторий с приборами Гринвичской обсерватории. В этом же году он опубликовал свою первую синоптическую работу.

Еще 27 февраля 1866 г., отвечая на письмо Рыкачева, контр-адмирал В.А. Римский-Корсаков писал следующее: «Все приобретенное Вами, конечно, составит Вам такой капитал, которого Вам хватит на всю жизнь, потому что из всех наук, самые благодарные, по моему мнению, суть те, которые берут свое начало в наших существенных житейских потребностях и, следовательно, получают обширное применение».

История жизни и деятельности Рыкачева доказала правоту В.А. Римского-Корсакова.

Создавая службу погоды…

С 1867 г. положение М.А. Рыкачева стало уникальным: находясь на службе в морском ведомстве, он был прикомандирован Гидрографическим департаментом к Главной физической обсерватории (ГФО) Академии наук и являлся помощником директора в течение 28 лет. Директором ГФО в эти годы был академик Г.И. Вильд. Многие талантливые ученые не могли сработаться с Вильдом и уходили из ГФО. Однако Рыкачева он ценил как незаменимого помощника, пользующегося большим уважением в учреждениях, поддержка которых была нужна обсерватории. Совместными усилиями Г.И. Вильда и М.А. Рыкачева ГФО, по сути, и стала центральным метеорологическим учреждением страны, а система метеорологических наблюдений в России была кардинально преобразована.

В 1874 г. Рыкачев принял участие в Международной морской метеорологической конференции в Лондоне, внесшей ряд существенных изменений в действовавшие на протяжении 20 лет правила наблюдений на кораблях и судах, установленные Брюссельской конвенцией (1853).

В 1876 г. Рыкачев возглавил созданное в ГФО отделение морской метеорологии, телеграфных сообщений о погоде и штормовых предостережений (первое предостережение из ГФО было отправлено еще 10 октября 1874 г.). Через 10 лет штормовые предостережения уже посылались в порты Балтийского, Черного и Азовского морей, на Ладожское и Онежское озера. Таким образом, именно Рыкачев стал создателем отечественной службы штормовых предупреждений, действующей и поныне.

За труды по созданию отделения морской метеорологии, по ходатайству Г.И. Вильда и вице-адмирала Г.А. Кригера, капитан-лейтенант М.А. Рыкачев 1 апреля 1879 г. был награжден орденом Св. Владимира 4-й степени.

В отделении морской метеорологии, кроме штатных сотрудников, работали и прикомандированные моряки. Многие из них впоследствии стали известными метеорологами и гидрографами (Э.В. Майдель, И.Б. Шпиндлер, Ю.М. Шокальский, А.И. Вилькицкий, М.Е. Жданко, Ф.К. Дриженко).

Будучи помощником директора ГФО, М.А. Рыкачев стал одним из первых воздухоплавателей Петербурга. В 1868 и 1873 гг. он совершил несколько полетов на воздушном шаре с научными целями.

В 1870-1871 гг. Рыкачев произвел ряд опытов для решения вопроса о величине подъемной силы винта, вращаемого в воздухе, после чего сделала вывод о том, что «со временем оно (воздухоплавание) приобретет такое же значение для человечества, какое теперь принадлежит мореплаванию». В 1880-1884 гг. Рыкачев был первым председателем Воздухоплавательного отдела Императорского Русского технического общества, в котором положительно отнеслись к опытам с моделями летательных аппаратов А.Ф. Можайского.

По инициативе Вильда и Рыкачева в 1876 г. было заложено здание Константиновской магнитно-метеорологической обсерватории (в Павловске), которая через два года начала действовать. Вскоре в эту обсерваторию стали ежегодно приезжать иностранные ученые, чтобы познакомиться с работой этого выдающегося учреждения.

Рыкачев не только принимал активное участие в повседневной деятельности ГФО, но и неоднократно инспектировал действующие и устраивал новые метеорологические станции в различных районах России -  в приволжских губерниях и на Урале, Черном и Каспийском морях. В 1892 г. он с аналогичной целью совершил поездку в «пределы Турецкой Империи» - в Трапезунд и Константинополь.

В 1885 г., по рекомендации академика Л.И. Шренка, капитан-лейтенант М.А. Рыкачев принял у него кафедру гидрологии и метеорологии в НМА. Хотя его преподавательская деятельность продолжалась недолго – один год, один из слушателей, князь Б.Б. Голицын записал лекции Рыкачева по метеорологии и вскоре, с одобрения лектора, их издал.

В 1877 г. Императорское Русское географическое общество (ИРГО), членом которого Рыкачев состоял с 1869 г., наградило его золотой медалью имени графа Ф.П. Литке за труд «Распределение атмосферного давления в Европейской России». Три года спустя Академия наук присудила капитан-лейтенанту М.А. Рыкачеву Ломоносовскую премию (1000 рублей) за его обширное сочинение: «О суточном ходе барометра в России и некоторые замечания об этом явлении вообще».

М.А. Рыкачев и С.О. Макаров

В 1880-1890-е гг. М.А. Рыкачев сыграл значительную роль в становлении морского офицера С.О. Макарова как ученого-океанографа. Рыкачев консультировал его по вопросам выполнения гидрологических исследований и их обработке. В 1886 г. Совет ИРГО присудил капитану 1 ранга С.О. Макарову золотую медаль за статью «О двойственных течениях в проливах». Главную роль в этом награждении сыграл положительный отзыв действительного члена ИРГО М.А. Рыкачева.
В том же 1886 г. Рыкачев опубликовал подробный разбор сочинения С.О. Макарова «Об обмене вод Черного и Средиземного морей», за который Макаров в следующем году был удостоен награды Академии наук – неполной премии митрополита Макария (1000 рублей).

В конце 1892 г. Рыкачев был избран членом-корреспондентом Академии наук. В том же году комиссия академии наук, рассмотрев 20 сочинений, первую из двух полных премий (1500 рублей), присудила рукописи контр-адмирала С.О. Макарова «"Витязь" и Тихий океан. Гидрологические наблюдения, произведенные офицерами корвета «Витязь» во время кругосветного плавания 1886-1889 гг., и свод наблюдений над температурой и удельным весом воды Северного Тихого океана – 2 тома с 11 таблицами, 2 рисунками на дереве, с 31 картами и чертежами». При этом было отмечено, что разбор этого труда в своей обширной рецензии произвел член-корреспондент Академии наук М.А. Рыкачев.

Однако, когда в конце 1894 г. контр-адмирал Макаров, находясь в Пирее (Греция), в письме полковнику по Адмиралтейству Рыкачеву высказал пожелание стать членом Академии наук, Михаил Александрович ответил, что он – не академик и ничего не может сделать для выдвижения Макарова, поскольку считает «данный момент неудобным для начала дела…».

Вряд ли такой ответ устроил честолюбивого С.О. Макарова, и, очевидно, он был обижен на своего столичного «куратора». Однако Рыкачев продолжал оказывать ему серьезную поддержку. В 1896 г. по рецензии М.А. Рыкачева С.О. Макарову присудили золотую медаль имени графа Ф.П. Литке ИРГО за труд «"Витязь" и Тихий океан…».

Позднее, когда С.О. Макарова захватила идея исследования Северного Ледовитого океана с помощью ледоколов, он при поддержке Рыкачева 12 марта 1897 г. выступил на заседании Конференции Академии наук со специальным докладом о значении ледоколов в исследованиях Арктики, который был издан общей брошюрой.

После смерти С.О. Макарова (31 марта 1904 г.), на заседании физико-математического отделения Академии наук, посвященном памяти флотоводца, М.А. Рыкачев отметил, что отношение погибшего вице-адмирала «к науке заслуживает того, чтобы и здесь, в академии, помянуть покойного Степана Осиповича добрым словом. Мир праху его». В 1905 г. при участии Рыкачева последняя научная работа С.О. Макарова была опубликована в Академии наук.

На посту директора ГФО

В 1895 г., по представлению президента Петербургской Академии наук великого князя Константина Константиновича, М.А. Рыкачева произвели в генерал-майоры. 29 июля 1895 г. он принял от академика Вильда заведование ГФО в Санкт-Петербурге и Константиновской обсерваторией в Павловске. 31 января 1896 г. Рыкачева наградили Константиновской медалью ИРГО за «труды по метеорологии и физической географии России». В том же году «с Высочайшего соизволения» утвердили в звании эктсраординарного академика, с назначением на должность директора ГФО.

В конце XIX в. Рыкачев читал лекции в Императорском Русском техническом обществе и в Кронштадтском морском собрании, а затем опубликовал несколько работ, посвященных причинам наводнений в Петербурге и возможности их предсказания на основе гидрометеорологических наблюдений. Он учавствовал в работе «особой комиссии», учрежденной градоначальником, с целью выработки правил для принятия мер на случай наводнений. По предложению Рыкачева, в ряде пунктов Финского залива и на Неве были установлены дополнительные самопишущие приборы (лимниграфы), данные которых позволили ГФО посылать городским и военным властям предостережения о возможных наводнениях.

Весьма значительным в научной и служебной деятельности Рыкачева стал 1900 г. В тот год в Петербурге по инициативе Рыкачева успешно прошел Первый метеорологический съезд (24-31 января). Кроме того, он был избран помощником Председателя ИРГО (26 января), ординарным академиком (5 февраля), а полтора месяца спустя – почетным членом Королевского метеорологического общества в Лондоне (22 марта).

Генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович, «принимая во внимание выдающиеся ученые заслуги Генерал-Майора Рыкачева и большую пользу, приносимую им для флота по должности Директора Главной Физической обсерватории», 21 декабря 1900 г. распорядился «Генерал-Майора Рыкачева, как Академика, не подчинять правилам о предельном возрасте» (то есть не увольнять со службы в связи с достижением 60-летнего возраста. Такое решение позволило Рыкачеву служить на пользу флоту и науке еще почти 20 лет). Кроем того, в начале 1901 г. император Николай II пожаловал М.А. Рыкачеву орден Св. Анны 1-й степени.

Большую научно-организационную работу Рыкачев вел в различных комиссиях. В 1905 г. он был избран председателем Международной комиссии по земному магнетизму и атмосферному электричеству, а в 1907-м – председателем Международной комиссии по магнитной съемке вдоль параллели. Под председательством Рыкачева работали и академические комиссии: постоянная водомерная (занимавшаяся, в основном, исследованием наводнений в России); по исследованию верхних слоев атмосферы; магнитная, организовавшая работу по магнитной съемке России и др.

Достаточно успешно действовала служба штормовых предостережений в Европейской части России. Так, в 1909 г. число удачных предостережений для Балтийского и Белого морей составило 78%, для Черного и Азовского – 76%. Однако, несмотря на многолетние усилия Рыкачева, во Владивостоке и на Каспийском море служба штормовых предостережений начала создаваться только в 1911-1913 гг.

В 1909 г. в Петербурге успешно прошел Второй метеорологический съезд, на котором присутствовало 216 делегатов. Председателем Съезда был академик М.А. Рыкачев. В том же году в связи с 50-летием службы в офицерских чинах М.А. Рыкачев, по ходатайству президента Академии наук великого князя Константина Константиновича, был произведен в чин полного генерала по Адмиралтейству.

В 1912 г. после длительной подготовительной работы, которую возглавлял Рыкачев, был принят закон о новом уставе и расширении деятельности ГФО. Этот закон стал значительным шагом вперед и в известной степени венцом организационной работы Рыкачева. В том же году (5 октября) он был награжден орденом Белого Орла.

В мае 1913 г. 72-летний генерал Рыкачев ушел в отставку с поста директора ГФО (его сменил в должности академик Б.Б. Голицын). В последние годы жизни Рыкачев занимался, в основном, делами академических комиссий, а также созданной в 1915 г. Комиссии по изучению естественных производительных сил России (КЕПС), где он был не только членом Совета, но и председателем подкомиссии по использованию силы ветра, членом Бюро гидрологического отдела. В конце 1915 г. М.А. Рыкачев был награжден орденом Св. Александра Невского.

Февральскую революцию 1917 г. генерал-метеоролог встретил с тревогой. Последующие потрясения в государстве принесли его семье немало страданий, но Рыкачев продолжал работать в Петрограде до самой смерти (1 апреля 1919 г.). В том же году в Петрограде был учрежден Российский (ныне -  Государственный) гидрологический институт, в создании которого активно участвовал Рыкачев.

Много лет знавший Михаила Александровича академик С.Ф. Ольденбург в некрологе так отозвался о покойном: «Русской жизни нужно больше таких людей долга, каким был М.А. Рыкачев…».

Генерал-академик Рыкачев как будто бы не был забыт потомками. Его имя присвоено острову в заливе Миддендорфа около берега Харитона Лаптева, горам на восточном побережье острова Западный Шпицберген, леднику на северном острове Новой Земли, улице в Ярославле и Рыбинской гидрометобсерватории. В то же время в Петербурге, где Михаил Александрович Рыкачев жил и работал почти 60 лет своей жизни, его имя никак не увековечено. ГФО (с 1924 г. – Главная геофизическая обсерватория), которой Рыкачев отдал более 45 лет своей жизни, по иронии судьбы в год своего 100-летия (1949) получила имя его коллеги по «метеорологическому цеху» - профессора А.И. Воейкова, ни дня не работавшего в обсерватории.

Несомненно, пришла пора воздавать должное выдающемуся деятелю отечественной науки и Российского флота и назвать один из топонимических объектов Санкт-Петербурга именем Михаила Александровича Рыкачева, а на бывшем здании ГФО (23-я линия Васильевского острова, 2 а) установить мемориальную доску с надписью: «Здесь, в здании Главной физической обсерватории, в 1867-1913 гг. работал выдающийся русский ученый, академик, генерал по Адмиралтейству Михаил Александрович Рыкачев».



Статья В.Г. Смирнова,
РГАВМФ Елагинские чтения. Выпуск 5
20-01-2016
Copyright (c) 2007-2019 ФГБУ
Северо-Западное УГМС.
Все права защищены.
При использовании всех размещенных на сайте материалов ссылка обязательна. Представленная информация предназначена исключительно для личного пользования и не может использоваться в коммерческих целях, для планирования мероприятий, реализация которых связана с риском материальнvх потерь или человеческих жертв. Для получения официальных данных обращайтесь в группу бухгалтерии по работе с заказчиками.