17 ноября 2019, воскресенье
СЕЙЧАС В ПЕТЕРБУРГЕ
+4.2 °C
Ветер: восточный
Скорость ветра: 2-4 м/с
Давление: 766,0 мм рт.ст.
Влажность: 90%
по данным м/с Санкт-Петербург за 17.11.2019 10 МСК

Метеостанция Озерки в годы Великой Отечественной войны

Рассказ Алексея Покровского, сына начальника метеостанции «Сейвясте» в годы Великой Отечественной войны.

Мой дед – Жиряков Александр Николаевич (30.08.1874 г. -4.07.1918 г.).
Бабушка – Жирякова (Васильева) Евдокия Ивановна (? - 1942 г.).

В семье было пятеро детей (старшие две девочки – Ксения и Евгения (моя мама) и три мальчика – Михаил, Александр и Георгий) и еще жили какие-то родственники.

Я прекрасно помню день объявления войны, но об этом лучше расскажет моя мама.

«Ясный июньский день, теплый ветерок. Сижу на песчаной полосе около Петропавловской крепости напротив Зимнего Дворца и наблюдаю за своим резвящимся четырехлетним Алешенькой.

Взгляд, отрываясь иногда от оживленного личика ребенка, рассеянно скользит по окружающему.

И вот, еще не осознав, что происходит, замечаю, что царившая здесь только что безмятежность заменяется какой-то настороженностью, люди к чему-то прислушиваются, встают с мест, в глазах тревога.

Внимательно прислушиваюсь к голосу репродуктора. Мгновенно исчезает мое лениво-спокойное состояние. «Война»,- говорит Молотов».

Если от былых времен осталось хоть какое-то эпистолярное наследство, то сегодня после смерти остаются квитанции об оплате за квартиру, почетные грамоты, да множество никому не нужных справок - памятник бюрократии. Однако, пока в домашних архивах еще имеются документы эпохи (письма, записки), я пишу.

Мамино детство

Я – потомственный петербуржец, знаю свои корни с конца XIX в. Правда, знаю их очень плохо. В детстве я часто просил маму рассказать о своем детстве, так не похожем на мое. К сожалению, она не оставила никаких воспоминаний, а я не удосужился записать то, что она рассказывала.

В самом конце войны из эвакуации вернулись Ливеровские. Чтобы их меньше стеснять, в конце 1944 г. мама устроилась работать учеником, а затем гидрометеонаблюдателем на метеостанцию в Лебяжье. В результате она работала вахтовым методом - несколько дней в Лебяжьем, несколько – в Ленинграде. Я, конечно, ездил вместе с ней.

Помню вечером, кажется, 1 мая 1945 г. кто-то из работников метеостанции сказал, что 2 мая закончится война. Я проснулся 2 мая в солнечное утро, и первое, что я услышал – это радостные разговоры об окончании войны. А в официальный день окончания войны 9 мая мы ехали в поезде из Лебяжьего в Ленинград. Всюду радостные лица. Улицы полны народа, развевались флаги, раздавалось пение.

Мама перевелась на работу начальником метеостанции в Сейвясте (это сотый километр по нижнему шоссе за Терийоками). В то время въезд туда был только по пропускам.

Метеостанция располагалась на холме, метрах в пятистах от Финского залива и представляла собой два маленьких деревянных домика. Рядом располагалась площадка с аппаратурой (анемометры Фукса, как мне запомнилось), показания с которой нужно было снимать каждые два часа и передавать по телефону в Ленинград.

Метрах в 200-300 за метеостанцией начинался густой лес с ягодами и грибами. В одном километре вдоль берега в сторону Ленинграда располагалась небольшая морская часть, в одном километре в сторону Выборга – пограничники и малюсенький поселок.

Мама работала там начальником станции с середины 1945 г. по октябрь 1946 г. С одной стороны, с мамы требовали каждые два часа передавать метеосведения, с другой стороны, станцию ликвидировали и перестали платить зарплату.

У мамы же никто не принимал оборудование и требовали наблюдений. Она настолько была сознательна и наивна, что почти год работала бесплатно, а потом еще некоторое время добивалась, чтобы оплатили ее работу, но, конечно, ничего не добилась. Ей говорили, что в нашей стране человек не может работать бесплатно и, несмотря на наличие документального подтверждения – записи ежедневно передаваемых метеонаблюдений, все было напрасно.

Надо было, конечно, все бросить и уехать, но мама не могла этого сделать.

Летом, помню, мы питались грибами, поджаренными на «сковородном жиру», как говорила мама, т.е. без масла. После этого я лет 15 не мог брать грибы в рот. Собирали ягоды, мама варила суп из какой-то растительности. Что ели зимой, я не помню.

Хоть я был уже большой, я не замечал всех этих трудностей – мне было раздолье. Мама не могла далеко отлучаться от станции, поэтому я был предоставлен сам себе. Я ходил в лес, на залив, к морякам, пограничникам и в «народ». У нас было с собой немного книг, и я ходил в поселок и по своему почину собирал там детей и читал им книги.

Поскольку бесплатно работать мама больше не могла, осенью 1946 г. она закрыла метеостанцию, и мы поехали «за правдой» в Таллин, где тогда находилось Управление ГМС КБФ, к которому относилась метеостанция Сейвясте. Мы остановились у пожилой интеллигентной эстонки. Поскольку она не знала ни единого слова по-русски, общались мы с ней при помощи словаря.

На прощанье она подарила единственную у нее книгу, напечатанную на русском языке. Это был сборник рассказов беллетриста начала ХХ века Лугового «Добей его» с прекрасными иллюстрациями Маковского. Книга с дарственной надписью на эстонском языке сохранилась у меня до сих пор.

Я сейчас с ужасом вспоминаю, как мама купила эстонское масло, и я ел его без хлеба ложками...

На этом закончилась у мамы работа метеорологом, работа, которая ей очень нравилась.

Вернувшись в Ленинград, мама продолжала добиваться «правды», и временно работала на разных работах. Я помню только одну такую работу – табельщицы в цеху какого-то завода.

В апреле 1947 г. мама перешла работать в Военно-Медицинскую Академию лаборантом-гистологом, где она и проработала вплоть до 1958 г.





Материал предоставлен
начальником МГ-II Озерки А.Е. Кондаковым
08-05-2015
Copyright (c) 2007-2019 ФГБУ
Северо-Западное УГМС.
Все права защищены.
При использовании всех размещенных на сайте материалов ссылка обязательна. Представленная информация предназначена исключительно для личного пользования и не может использоваться в коммерческих целях, для планирования мероприятий, реализация которых связана с риском материальнvх потерь или человеческих жертв. Для получения официальных данных обращайтесь в группу бухгалтерии по работе с заказчиками.